Как следует из доклада АБР, организации и физлица вправе участвовать в обороте виртуальных активов на законных основаниях, а сделки по их обращению подлежат налогообложению

По мнению одного из экспертов «АГ», в предложенной Концепции уделено мало внимания правовой природе криптовалюты и токенов, хотя данные вопросы являются ключевыми. Другой отметил, что позиция об обложении обращения криптовалюты НДС противоречит подходу Суда Европейского Союза, который признал последнюю платежным средством, не подлежащим обложению европейским НДС. Третий эксперт назвал документ весьма поверхностным и перечислил его ключевые недостатки.

8 октября в Ассоциации банков России обсудили Концепцию оборота децентрализованных криптовалют. Как сообщается на сайте организации, в дискуссии участвовали представители банков, платежных систем, Центробанка, Росфинмониторинга, ФСБ, МВД и ФНС России. В ходе мероприятия обсуждались не только юридические процедуры снятия анонимности для криптокошельков, но и общие формы контроля оборота криптовалюты.

Один из авторов концепции, вице-президент Ассоциации банков России Анатолий Козлачков высказался за продолжение работы по переводу правовых процедур, сложившихся при аналоговой экономике, в цифровые. По его мнению, для обеспечения потребностей цифровой экономики юридические процедуры должны обладать быстрой реакцией на ситуацию.

Основные положения Концепции

Из документа следует, что криптовалюту можно расценивать как «оккупацию» в рамках австрийской доктрины или находку/клад в соответствии с римским правом. Отмечено, что создание киберактивов происходит в процессе взаимодействия между их приобретателем и программным комплексом самой децентрализованной системы. «Такой подход предопределяет оборот криптовалюты как некоего имущества, способного обмениваться на другое имущество, например, фиатные деньги, товары или цифровые права, в зависимости от правил электронной системы, которая готова принимать их в этом качестве», – отмечено в докладе.

Авторы исследования сочли, что криптовалюты и токены имеют различную правовую природу. «Криптовалюта – это объект, аналогичный классической вещи, только существующий в цифровой форме, он представляет собой ценность, то есть цифровое выражение стоимости, сам по себе. Токен же является цифровым знаком существования права (требования), то есть он только символ стоимости, а само обязательство эмитента в большинстве технологических решений вербально существует отдельно от него», – отметили они.

В Концепции указано, что для юрлиц не должно быть никаких ограничений на осуществление сделок с виртуальными активами, за исключением тех, которые устанавливаются оператором по обмену или регулятором в связи с оценкой степени риска вложения в соответствующие виртуальные активы либо налагаются валютным законодательством. В свою очередь, физлицам должен быть разрешен весь объем сделок, если они осуществляют их для личного пользования, а не в рамках коммерческой деятельности.

По мнению разработчиков Концепции, любое лицо (как резидент, так и нерезидент), входящее на отечественный организованный рынок виртуальных активов, вправе совершать следующие сделки: обмен иностранных токенов и криптовалют на товары, национальную валюту, иностранную валюту, токены и операционные знаки, выпущенные в национальной юрисдикции, посредством российского оператора по обмену. Указано, что в отношении некоторых сделок могут действовать необходимые ограничения, а свободная система обращения криптоактивов должна вводиться поэтапно.

В разделе № 14 доклада указана необходимость различного налогообложения виртуальных активов для юридических и физических лиц. Так, для юрлиц предлагается облагать налогом сделки по приобретению товаров и услуг за криптовалюту как товарообменные операции.

Отмечено, что сделки по приобретению и реализации криптовалюты за рубли следует облагать налогом на прибыль в обычном режиме сделок с товаром. «Модель налогообложения физических лиц при совершении ими сделок на организованном российском рынке валютных активов не вызывает сложностей, поскольку допуск на этот рынок физических лиц должен осуществляться по аналогии с допуском инвесторов на рынок ценных бумаг, и точно таким же традиционным образом должно осуществляться налогообложение доходов, полученных от соответствующих операций. Сложнее вопрос обстоит с покупкой физическими лицами активов в Интернете у продавцов и на электронных площадках, зарегистрированных вне юрисдикции России», – отмечено в докладе.

Для этого авторы Концепции предлагают внести поправки в законодательство РФ, которые позволили бы физлицам оплачивать виртуальные активы со своих банковских счетов, в том числе за счет иностранной валюты. В налоговом законодательстве, как отмечено в докладе, должны быть установлены правила по декларированию физлицами своих покупок виртуальных активов. Уплата налогов должна производиться после продажи виртуального актива в соответствии с общими правилами, действующими аналогично для валютного рынка и рынка ценных бумаг. Сделки на российском организованном рынке планируется облагать подоходным налогом, транзакции вне юрисдикции России или на внебиржевом рынке – в режиме декларирования доходов от этого вида деятельности.

Кроме того, предложено существенно реконструировать уголовную ответственность за нарушения обращения виртуальных активов. Так, авторы доклада выступили за введение в УК РФ новых составов преступлений и дополнение уже существующих новыми квалифицирующими признаками.

Эксперты «АГ» прокомментировали Концепцию

Юрист компании «Центр правовых стратегий «Лексфорт» Марина Момзикова отметила, что авторы доклада придерживаются необходимости установления разрешительного подхода в вопросе оборота криптовалют и других финансовых активов на территории РФ.

«С учетом данной идеи авторы доклада предлагают модели оборота, налогообложения, правового статуса участников рынка криптовалют. Однако анализ подходов к регулированию (запретительного или разрешительного) выглядит неполным без исследования экономической составляющей выбора того или иного метода регулирования. Ведь необходимость легализации цифровых активов на территории РФ обусловлена не столько сложностями технического характера по организации запрета допуска граждан к соответствующим ресурсам, сколько потерями от оттока инвестиций в другие юрисдикции, где регулирование допускает использование токенов и криптовалюты в гражданском обороте», – пояснила она.

По словам эксперта, некоторые выводы кажутся преждевременными и неподтвержденными. «Например, возможность номинации лиц при обороте криптовалюты. Во-первых, отсутствует официальное подтверждение со стороны правоохранительных органов о наличии подобной технической возможности установления взаимосвязи между конкретным лицом и владельцем кошелька. Во-вторых, даже если подобная программа существует, представляется сомнительным использование подобной технологии в массовом порядке. Стоимость подобной процедуры “рассекречивания” владельцев кошельков может стать препятствием для потенциальных кредиторов в поиске нарушителя своего права. Кроме того, результаты подобных расследований будут носить, скорее всего, вероятностный характер, следовательно, они не могут стать безусловным доказательством принадлежности кошелька определенному лицу», – считает Марина Момзикова.

Юрист отметила, что в концепции уделено мало внимания правовой природе криптовалюты и токенов, однако данный вопрос является ключевым, поскольку остальные вопросы, связанные с оборотом и налогообложением, являются производными и зависят от того, к чему приравнивается актив. В части налогообложения ключевым остается вопрос, как определять стоимость актива для целей налогообложения, так как на разных биржах на один и тот же период времени курсы сильно отличаются между собой, добавила Марина Момзикова.

Советник, руководитель практики налогового консультирования и налоговых споров компании «Томашевская и партнеры» Николай Симоянов отметил ряд существенных недостатков в представленной Концепции.«Так, в части налогообложения юрлиц предлагается приравнять криптовалюту к товару и ее обращение облагать как товарообменные операции. Данный подход приводит к обложению таких операций НДС, что сразу повышает издержки на криптовалютные операции и ставит их в неравное положение по сравнению с расчетами денежными средствами или ценными бумагами, обращение которых освобождено от НДС», – пояснил он.

По словам эксперта, позиция об обложении обращения криптовалюты НДС противоречит подходу Суда Европейского Союза, который признал последнюю платежным средством, не подлежащим обложению европейским НДС (Case C-264/14 22 October 2015 Skatteverket vs. David Hedqvist). «С учетом необходимости сближения позиций между РФ и ЕС, в том числе в рамках глобальных инициатив ОЭСР, представляется обоснованным занять подход об освобождении обращения криптовалют от обложения российским НДС. Также в докладе очень поверхностно освещены вопросы обложения обращения криптовалют налогом на прибыль, которые, на мой взгляд, требуют детальной и серьезной проработки, – в частности, вопросы определения курса обмена криптовалют и учета соответствующих курсовых разниц», – подытожил Никита Симоянов.

Директор юридической компании «Глазунов и Семенов» Валерий Глазунов отметил достаточно поверхностный характер Концепции. «Сквозь весь доклад идет “красной нитью” идея о том, что прежде всего требуется идентификация владельца криптовалюты либо применение средств уголовного давления для осуществления данной идентификации. И абсолютно упускается из вида то, что криптовалюта является активом, целью которого в 90% случаев является выход в фиатные деньги. Поэтому какой смысл тратить ресурсы на идентификацию владельца, если сумма отразится либо в получении материального блага, либо в поступлении денег на банковский счет выгодоприобретателя? Именно этот аспект и стоит контролировать, благо для этого контроля уже созданы все инструменты», – считает он.

Эксперт обратил внимание, что в докладе речь идет о судебной процедуре номинации. Он подчеркнул, что процедура номинации в рамках судебного процесса увеличит загруженность судов, что, в свою очередь, может привести к снижению качества разбирательства и, как следствие, ущемлению прав и законных интересов участников судопроизводства.

Валерий Глазунов также отметил недоработанность вопроса об обращении взыскания на криптовалюты в рамках исполнительного производства или процедуры банкротства. По его мнению, составители доклада упустили из вида несколько факторов. Криптовалюта – крайне волатильный инструмент инвестирования, следовательно, вопрос об ее оценке в момент изъятия остается пока открытым, отметил он. «Также не решен вопрос по процедуре реализации ее в рамках банкротства и исполнительного производства, поскольку нет единого органа, регулирующего стоимость криптовалюты в рамках РФ, а сама она юридически не приравнивается к иностранной валюте. Кроме того, авторы доклада предлагают ввести уголовную ответственность за непередачу ключей от криптокошелька. Но что делать, если ключи переданы, но не те? Как можно получить доступ к активу и привлечь лицо к ответственности за сокрытие (а в РФ еще действует презумпция невиновности)? Поэтому доказать данное преступление будет крайне сложно», – предостерег юрист.

Эксперт отметил, что вопрос фискальных взносов хоть и раскрыт в докладе, но опять же нет уточнения о том, когда и из каких показателей рассчитается налог и что делать с волатильностью. «Для юрлиц не составляет особого труда рассчитать налог, поскольку существует налоговая отчетность. С физическими лицами все гораздо сложнее: если еще как-то можно заставить граждан инвестировать крупные суммы денег через специальных брокеров (например, расширить полномочия банков и требовать пояснения по исходящим операциям на крупные суммы денег), что же делать с мелкими инвестициями? Как заставить граждан инвестировать через брокеров, которые берут комиссии? Любая криптобиржа может обменять рубли на криптовалюту, и не стоит забывать про простых продавцов криптовалюты, чья деятельность никак не регламентирована. Именно поэтому рассчитать налогооблагаемый доход не представляется возможным», – полагает Валерий Глазунов.

Он добавил, что с учетом скорости технического прогресса отставание РФ в правовом плане ощущается очень сильно. «Требуется комплексное изменение законодательства. Для регулирования налогов с криптовалюты нужны соответствующие изменения налогового законодательства, а для регулирования оборота криптовалюты нужны, в частности, поправки в законы об инвестиционной деятельности и о рынке ценных бумаг», – заключил эксперт.

Зинаида Павлова