Суды стали охотнее привлекать к ответственности за распространение недействительных сведений.

При этом они снижают заявленный размер вреда. Как убедить суд в обоснованности заявленной суммы — в статье.

НАТАЛЬЯ РУДЕНКО, руководитель практик ООО «ЦПС „Лексфорт“».

Суд признает распространенные сведения о компании недействительными, если они носят порочащий характер и не соответствуют действительности (п. 7 постановления Пленума ВС от 24.02.2005 № 3). При этом бремя доказывания достоверности сведений лежит на ответчике. Рассмотрим, как не только добиться удаления порочащей информации, но и получить справедливую компенсацию причиненного вреда.

Как суды квалифицируют репутационный вред?

Законодательство прямо не предусматривает возможность взыскания репутационного вреда. Это уменьшает реальную вероятность добиться денежного возмещения. В судебной практике также отсутствует единая позиция по этому вопросу.

Позиция нижестоящих судов. Часть судов отказывает в удовлетворении подобных требований из-за отсутствия нормативного регулирования и сформированной судебной практики (постановления ФАС Московского округа от 22.12.2010 по делу № А41-12858/10, АС Северо-Кавказского округа от 22.09.2014 по делу № А32-30805/2012).

До 1 октября 2013 года репутационный вред возмещался исключительно через п. 7 ст. 152 ГК. Суды удовлетворяли требования юридических лиц о компенсации морального вреда, причиненного распространением порочащих сведений, применяя аналогию закона (определение ВАС от 15.04.2010 по делу № А09-2030/2009, постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.08.2007 по делу № А56-50637/2005).

С 1 октября 2013 года правила о защите деловой репутации гражданина распространили на юридических лиц, за исключением положений о компенсации морального вреда. В итоге суды еще реже стали удовлетворять требования о взыскании репутационного вреда.

Позиция КС. Правомерность взыскания нематериального вреда для юрлиц изначально закрепил Конституционный суд: «…отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину)».

В ряде дел суды удовлетворили требования о компенсации репутационного вреда, ссылаясь на позицию КС.

Позиция ВС. Верховный суд прямо указывал, что юрлицо, в отношении которого распространены порочащие его деловую репутацию сведения, вправе требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Нахождение компании в каком-либо рейтинге поможет подтвердить деловую репутацию.

В дальнейшем Президиум ВС указал, что новая редакция ст. 152 ГК не препятствует заявлению требований о возмещении вреда, причиненного репутации юридического лица. При этом под вредом деловой репутации следует понимать любое ее умаление, которое может проявляться в виде убытков и иных неблагоприятных последствий. Например, в виде утраты положительного мнения общественности и делового сообщества о деловых качествах юрлица, утраты конкурентоспособности, невозможности планирования деятельности и т. д.5 Пострадавшая компания вправе требовать восстановления своего права на деловую репутацию при доказанности общих условий деликтной ответственности.

В 2018 году Верховный суд окончательно закрепил законность возмещения репутационного вреда: «При новом рассмотрении дела судам следует разрешить спор с учетом подходов, содержащихся в настоящем определении, в том числе на основе представленных сторонами доказательств разрешить вопрос о возможности компенсации репутационного вреда в настоящем случае».

Что нужно доказать в суде?

Для взыскания репутационного вреда истцу необходимо доказать:

  • наличие сформированной деловой репутации;
  • факт утраты доверия к репутации или ее снижения в результате распространения порочащих сведений;
  • наступление неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений;
  • наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением у истца неблагоприятных последствий в виде вреда, причиненного деловой репутации.

Рассмотрим нюансы доказывания этих обстоятельств более подробно.

Наличие сформированной репутации в сфере деловых отношений. О наличии репутации свидетельствуют следующие факты: компания является одной из наиболее известных в определенной отрасли, работает на рынке значительное время, имеет большой оборот.

Суды признают следующие доказательства наличия сформированной деловой репутации:

  • нахождение компании в каком-либо рейтинге (постановление АС Северо-Западного округа от 11.12.2018 по делу № А56-26348/2018);
  • отсутствие претензий к качеству товара со стороны контрагентов (постановление АС Северо-Западного округа от 11.12.2018 по делу № А56-26348/2018);
  • известность учредителя компании, например, в силу наличия видеороликов, фильмов, публикаций (решение АС Хабаровского края от 31.01.2018 по делу № А73-15683/2017);
  • наличие исполненных договоров с контрагентами в определенной сфере (постановление АС Поволжского округа от 09.09.2014 по делу № А12-31385/2012);
  • наличие рекомендательных писем от контрагентов (постановление АС Поволжского округа от 09.09.2014 по делу № А12-31385/2012);
  • наличие информации об истце — юридическом лице на странице iTunes Preview в сети Интернет (постановление 9ААС от 04.06.2018 по делу № А40-153222/17).

Несмотря на такой разноплановый перечень возможных доказательств, суды часто отказывают истцам именно по причине недоказанности наличия сформированной деловой репутации.

Факт утраты доверия к репутации или ее снижения / наступление неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений. Суды не проводят четкого различия между фактом утраты доверия к репутации и наступлением неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений.

Например, в одном из дел истец представил письмо банка о приостановлении дальнейшего предоставления кредитов и уведомление контрагента об отказе от сотрудничества в связи с наличием опубликованной порочащей информации. Суд отметил, что «указанными доказательствами подтверждается факт наступления неблагоприятных последствий для истца в виде сокращения числа контрагентов в результате распространения ложной информации со стороны ответчика».

В другом деле суд счел, что сокращение числа клиентов и утрата конкурентоспособности являются следствием факта утраты доверия к репутации юридического лица. Однако суд не разъясняет, что в таком случае понимается под самим фактом утраты доверия. В этом деле суд не рассматривал отдельно такую категорию, как неблагоприятные последствия, вызванные распространением порочащих сведений.

Представляется, что наступление неблагоприятных последствий и факт утраты доверия необходимо рассматривать как единое понятие «причина — следствие». То есть конкретные неблагоприятные последствия являются следствием такого факта, как утрата доверия. При этом само по себе распространение недействительных и порочащих сведений не дает права взыскать репутационный вред по аналогии с требованиями физических лиц о взыскании морального вреда.

Некоторые истцы представляют доказательства возникновения конкретных убытков, вызванных порочащей публикацией. Суды охотно удовлетворяют такие требования.

Наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением у истца неблагоприятных последствий в виде вреда, причиненного деловой репутации. Некоторые суды не выделяют наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением у истца каких-либо неблагоприятных последствий в виде вреда, причиненного деловой репутации.

Однако это не означает, что такую связь доказывать не нужно. Нередко истец представляет доказательства наступления неблагоприятных последствий или факта утраты доверия, как ему кажется, в результате распространения порочащих сведений. На деле суды отказывают во взыскании вреда, поскольку не доказана связь неблагоприятных последствий c распространением порочащих сведений. «Доказательств того, что непосредственно размещение спорных сведений привело к снижению выручки истца, не представлено, притом что, помимо реализации мастики, истец, согласно указанной выше справке, осуществляет оптовую торговлю и иными товарами».

agreement.png

Какую сумму репутационного вреда взыщет суд?

Суды уменьшают требуемый размер компенсации на основании своего внутреннего убеждения. Это происходит в тех ситуациях, когда истец ничем не обосновывает требуемую сумму. Если же у истца есть привязка к каким-либо показателям, суд оценивает обоснованность такого расчета и его правильность. Суды более охотно компенсируют репутационный вред в случаях, когда он фактически является понесенными убытками.

Положительная практика взыскания репутационного вреда.

 Судебный акт Заявленная сумма  Взысканная сумма  Расчет взысканной суммы
Постановление 9ААС от 02.08.2018 по делу № А40-41095/2017 1 млн руб. (солидарно с двух ответчиков) По 200 тыс. руб. с каждого ответчика  Отсутствует. Суд руководствовался принципом разумности и справедливости   
Постановление 9ААС от 31.05.2018 по делу № А40-40306/17 100 тыс. руб. 50 тыс. руб.
Постановление АС Московского округа от 31.01.2019 по делу № А41-30520/2018 100 тыс. руб. (солидарно с двух ответчиков) 30 тыс. руб. (солидарно)
Постановление 12ААС от 16.02.2015 по делу № А57-20662/2013 500 тыс. руб. 300 тыс. руб.
Решение АС Саратовской области от 21.04.2017 по делу № А57-17709/2016 2 млн руб. (менее 1% от оборота истца) 600 тыс. руб.  Взысканная сумма составила менее 1% от нераспределенной прибыли
Решение АС Астраханской области от 15.04.2013 по делу № А06-2585/2012 55,9 млн руб. (солидарно с четырех ответчиков) 4 млн руб. (солидарно)  Один из ответчиков уже распространял порочащую информацию об истце, что подтверждено судебным актом (суд взыскал 3,5 млн руб. репутационного вреда)

Когда суд откажет во взыскании репутационного вреда.

Суды отказывают во взыскании репутационного вреда по двум причинам.

1. Отрицательная практика основывается на том, что ст. 152 ГК не предусматривает возможность взыскания репутационного вреда. По мнению судов, законодатель ясно и недвусмысленно указал в п. 11 ст. 152 ГК, что вред, причиненный юридическому лицу, носит имущественный характер. Это исключает возможность присуждения юридическому лицу неимущественного вреда.

Также суды указывают на невозможность применения определения Конституционного суда от 04.12.2003 № 508-О, поскольку оно вынесено до вступления в силу текущей редакции п. 11 ст. 152 ГК.

2. Вторая причина отказов — недоказанность определенных фактов, составляющих предмет доказывания по подобным спорам. В частности, наличия сформированной деловой репутации. Отказов по этой причине значительно больше, чем по первой. Резюмируя, можно утверждать, что судебные тенденции последних лет свидетельствуют о возможности заявления требований о компенсации репутационного вреда. Однако взыскать его возможно лишь при наличии убедительных доказательств умаления деловой репутации компании.