Zhurikov Bayanov

Как не допустить тайного увода ценного имущества должником.
В предыдущих статьях нашего маленького цикла мы много говорили о разнообразии способов «освободить» должника от лишних активов. Настало время дать несколько практических рекомендаций, как же все-таки с этим бороться.

Вероятно, для кого-то не станет откровением содержание и этой части. Тем не менее мы ставим своей целью емко и доходчиво донести эту информацию до широкого круга людей, как занимающихся бизнесом, так и просто имеющих недобросовестных должников.

Соблазн ничего не платить кредиторам с минимальными потерями для себя – велик. Поэтому уровень юридической грамотности и креатива таких должников заставляет и кредиторов быть не лыком шитыми. Что поделать, как в физике: сила действия должна быть равна силе противодействия. А поскольку это все-таки не физика, а речь о справедливости, то сила действия кредитора должна даже превышать силу противодействия должника.

Все меры по борьбе с выводом активов должниками можно условно разделить на два вида: превентивные (упреждающие) и меры реагирования.

Чтобы превентивно не допустить тайного увода ценного имущества должником, способов существует не особо много. Самый лучший и банальный – не вступать во взаимоотношения с контрагентами, у которых репутация подкачала или которых вы элементарно плохо знаете. И стараться не оказываться в ситуации, когда вам вообще должны («ничто так не укрепляет веру в человечество, как предоплата»).

Но все это легко советовать, а выполнять в нормальном коммерческом обороте почти невозможно. Тем более сегодня с репутацией все нормально, а завтра у контрагента наступают проблемы. И тут он решает – понести большие потери, может быть, даже потерять бизнес, активы – но рассчитаться или — «кому я должен, всем прощаю». Далеко не все принимают в такой ситуации полностью честное решение.

Значит, нужно предпринимать что-то еще в превентивном порядке. Самое простое – оформлять ликвидные залоги, поручительства. Это уже теплее, но тоже часто невыполнимо на практике. К тому же если до сих пор работали без этих условностей с контрагентом, то тяжело обосновать, почему вдруг все это понадобилось.

Можно осуществлять действия по контролю за деятельностью должника, который начал вызывать подозрения. Кредитор ограничен в наборе таких действий, но они есть.

Можно регулярно мониторить должника через сайт nalog.ru – не меняет ли адрес, не меняет ли руководителя, нет ли реорганизации или ликвидации? Служба безопасности кредитора (или ее аналог) может стараться отслеживать активность должника, признаки ухудшения его финансового положения. Необходимо взаимодействовать с другими кредиторами, отслеживать судебные разбирательства и исполнительные производства с участием должника в интернете. Обращать внимание на задержки платежей в связи с приостановкой счетов и по любым другим причинам. Продвинутые безопасники умудряются наладить контакт с работниками должника, выяснять информацию изнутри.

Есть такой метод – кредитор находит участника/участников должника, которые не в курсе угрозы вывода активов. Те вправе запросить и получить информацию, предпринять иные меры. Если это значительные участники – может происходить смена сомнительного руководящего состава, ограничение полномочий директора по заключению сделок. Такая практика встречается в работе банков с крупными заемщиками.

Но неумолимое ухудшение финансового состояния должника, которое прогрессирует под действием объективных и субъективных причин, всеми этими превентивными мерами можно не предотвратить.

Если банкротства должника уже не избежать будьте первым, кто подаст заявление о банкротстве (для этого сначала нужно взыскать долг в суде – поэтому со взысканием долга затягивать вообще никогда не стоит). Это позволит, как минимум, в начале процедуры банкротства назначить арбитражного управляющего, деятельность которого прозрачна для кредитора.

Не секрет, что нередко управляющий – ставленник должника – старается прикрыть все его грехи. Важные финансовые и хозяйственные документы (в том числе о сделках по выводу активов) могут быть сокрыты или уничтожены, имущество утрачено. Закон и суд активно противодействуют этому сейчас, тем не менее, это постоянно продолжает происходить.

Эффективной параллельной мерой может стать принятие судом обеспечительных мер в отношении должника, ареста ликвидного имущества, например. Это возможно в процессе по взысканию долга, а также в деле о банкротстве. Можно попытаться запретить должнику совершать те или иные сделки или операции по банковским счетам.

Чтобы суд принял обеспечительные меры, нужно доказать:

— что должником совершает (может совершить) действия, которые приведут к невозможности расчетов с кредиторами, продает имущество, делает что-то еще;

— что запрошенные меры предотвратят действия должника, они адекватны;

— что эти меры соразмерны долгам.

Типичные доказательства (далеко не полный перечень):

— размещение должником объявлений о продаже имущества;

— продажа части имущества или платежи должника в адрес аффилированных лиц;

— заключение должником подозрительных сделок, которые предположительно могут нарушать законодательство, быть недействительными в свете банкротства;

— непринятие должником мер для обеспечения сохранности его имущества.

Если удастся обосновать арест (суды часто неохотно идут на обеспечительные меры – доказательства негативного поведения должника найти сложно) и поймать имущество – это позволит сэкономить много денег, времени и нервов. Но согласны – тут слишком много «если».

Профилактика лучше любого лечения. «Предупрежден, значит вооружен» явно лучше, чем «натягивание бронежилета после ранения». Но если там рак или вы слишком поздно начали вооружаться, то профилактика и маневры – это поздновато и бессмысленно.

Итак, следующая стадия: «бегство колобка» в разгаре или уже состоялось, имущество должника утекает аки песок сквозь пальцы, или уже испарилось. Реагируйте немедленно. Меры реагирования всегда сами по себе уже запоздалые. Поэтому нужно помнить, что каждый день промедления может стоить для вас очень дорого.

В первую очередь, нужно активно противоборствовать легализации фиктивных долгов «кредиторов» должника через постановочные судебные процессы. Это очень частый шаг на пути к выводу активов на аффилированных кредиторов. Стороны постановочного процесса находятся в сговоре – иногда у суда может не возникнуть сомнений в обоснованности требований, признанных должником.

Рецепт – отслеживать все дела с участием сомнительного должника (по картотеке арбитражных дел и сайтам судов общей юрисдикции). Немедленно пытаться вступать в них, как третье лицо (в первой инстанции), либо обращаться с апелляционной (кассационной) жалобой на судебные акты по делу. Законодательство позволяет кредитору оспаривать постановочные акты, если аффилированное с должником лицо основывает на нем свои требования к нему в банкротстве. Если даже вас не примут в процесс, ваша активность может заставить суд пристальнее посмотреть дело.

В 2017г. Верховный суд усилил позиции добросовестных кредиторов в таких спорах. Появилась возможность заставлять должника и сомнительного кредитора доказывать реальность их сомнительной сделки (п. 20 Обзора судебной практики ВС РФ № 5 (2017). Это может очень помочь – ведь у вас таких доказательств в нормальном объеме может просто не быть.

В рамках одного подобного спора должник передал кредитору по договору хранения крупный рогатый скот. После введения в отношении должника процедуры наблюдения кредитор обратился в суд с иском о взыскании платы по этому договору. Другой конкурсный кредитор вступил в дело в качестве третьего лица и указал на мнимый характер договора хранения (у хранителя отсутствовала необходимая инфраструктура, хранитель и должник – аффилированные лица).

Суды трех инстанций формально проверили документы по сделке, сочли возражения кредитора недоказанными и требование хранителя признали. Но Верховный суд указал: при наличии существенных сомнений в реальности долга доказать его наличие должен именно хранитель, а не возражающий кредитор. Дело возвращено на новое рассмотрение.

Другой распространенной схемой легализации искусственной задолженности является использование постановочного третейского разбирательства. Главная угроза для кредиторов здесь заключается в его непубличности и принципиальной невозможности отследить такое разбирательство и вступить в него. Здесь мы не будем подробно описывать эту проблему и ее решение: сейчас в силу разных причин это стало редким явлением. Скажем лишь, что и эта ситуация трудна, но не безнадежна.

Если ушлый должник уже успел вывести активы на третьих лиц, остается последнее средство – признание  сделок недействительными и, в результате, возврат активов.

С одной стороны, это самый сложный путь защиты, т. к. вывод имущества уже состоялся. Кроме того, должники часто склонны плести замысловатые схемы и цепочки сделок, в которых, как говорится, без стакана, а то и бутылки, не разберешься. Об этом мы рассказали в предыдущей части статьи.

С другой стороны, закон предоставляет кредиторам широкие возможности по оспариванию. В деле о банкротстве можно сослаться на нерыночность сделки по цене или в связи с ее безденежностью (отсутствием расчетов), совершение ее с предпочтением в обход других кредиторов, наличие цели причинить им ущерб и скрыть активы. Также не забываем и о возможности признания схем и цепочек сделок одной сделкой, что бывает довольно эффективным (описано в предыдущей части статьи).

Оспаривание сделок возможно и за пределами дела о банкротстве по общим основаниям (на стадии наблюдения). Например, явное злоупотребление правом со стороны должника, совершение сделки для прикрытия другой сделки (притворность), нарушение требований закона и т. д.

Если задаться целью объяснить все возможные варианты оспаривания сделок и нюансы, придется писать еще много частей этой статьи. Юридическая литература по этому поводу насчитывает тысячи страниц, доступных для изучения судебных дел – тоже тысячи.

Важно, что сейчас оспаривать сделки может не только арбитражный управляющий (так было раньше), но и любой кредитор напрямую. Что способствует преодолению странного оцепенения арбитражного управляющего, которое его иногда по каким-то причинам охватывает.

В каждом деле свои особенности. Как писал Лев Толстой: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Опять скажем банальность – но что поделать, нужен юрист. Мы всегда готовы для общения, есть много коллег, которые наверняка готовы не меньше нашего. Без квалифицированной юридической помощи подобные судебные дела вряд ли могут быть проведены успешно.

Итак, мы заканчиваем этот краткий обзор основных способов вывода активов, некоторых современных особенностей вывода и некоторых методов борьбы с этим. Надеемся, что несколько минут чтения кому-то помогли или помогут сориентироваться в неприятных ситуациях, порожденных недобросовестным выводом активов. Лучше, конечно, в такие ситуации не попадать. Но человек предполагает, а бог располагает.

Ведущий юрист банкротной практики компании «Лексфорт» Дмитрий БАЯНОВ.

Партнер компании «Лексфорт» Игорь ЖУРИКОВ.

Ранее текст был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 7 ноября 2018 года

Куда убегают колобки: особенности поиска и отлова. Часть 1 — читайте здесь.

Куда убегают колобки: особенности поиска и отлова. Часть 2 – читайте здесь.

 

Источник: Коммерческие Вести