Клуб читающих бизнесменов поспорил об искусстве управления. Что эффективнее — высокоинтеллектуальные приемы по Лао-Цзы или простейшие алгоритмы?

10 1

Книгу «Непобедимый» фантаста-философа Станислава Лема предложил к прочтению Виктор Титарев, управляющий партнер «Рэдиум Инвестиции». Спикер сразу оговорился, что ему был интересен не антропософский вопрос книги (имеет ли человек право влиять на другую цивилизацию), а искусство выстраивания отношений в команде.

«Книга на меня произвела большое впечатление. Я считаю, что это самое классное пособие по менеджменту, показывающее, как нужно общаться с людьми. Это главное, что я здесь увидел», — отрекомендовал повесть Виктор Титарев.

Сюжет строится вокруг экспедиции звездолета, который, как и следует из его названия «Непобедимый», относится к классу неубиваемых. Экипажу предстоит разгадать тайну пропажи другого межгалактического корабля. На далекой планете, куда они прилетели, выжили только роботы. И это вовсе не сложные механизмы, а простейшие аппараты — «мушки». Они организуются в мощную систему, у которой нет разума, но есть желание выжить. Кто победит в этой схватке — человеческий интеллект или бездушная система? И будет ли победитель?

10 2

Квинтэссенцией всего романа Виктор Титарев считает разговор капитана корабля и его помощника. Что делать, если подчиненный в штыки воспринимает все решения командира? Приказывать, уговаривать? Капитан построил так разговор, что его собеседник не только принял его позицию, но и сам вызвался осуществить смертельно опасный план.

10 3

«При принятии этого решения командир поставил себя на уровень подчиненного или даже ниже. Лао-Цзы говорил: хочешь управлять человеком, ставь себя ниже него», — пояснил суть приема Титарев.

Игорь Журиков (компания «Лексфорт») заметил, что у Лема показана и совершенно противоположная модель принятия решений, которую используют лишенные разума «мушки».

«Как управляется туча «мушек»? Алгоритмом. Этот метод широко распространен и человеческом мире, — сказал он и в качестве примера привел управление в огромных корпорациях. Например, банковских. — Здесь невозможно управлять интеллектуально, по Лао-Цзы. Громадной системой, в которой десятки тысяч сотрудников, управлять можно только жесточайшими алгоритмами. Причем, судя по книге, они оказываются эффективнее, чем интеллектуальные приемы».

«Существует протокол общения, — согласился Виктор Титарев. — Самый нижний протокол формализован: это алгоритм действий в определенной ситуации. Зачем он нужен? Мы не можем дать солдату возможность проявлять инициативу в любых условиях. Если в экстремальной ситуации, например, когда тонет корабль, начнется интеллектуальная дискуссия двух высоколобых, все утонут. Все должны действовать по протоколу».

 

10 4

«Не кажется ли вам, что простая система, как у «мушек», честнее, чем сложные высокоинтеллектуальные приемы, — высказала мнение Евгения Климанова (МА «Делфи»). — Ведь разговор капитана и его помощника — это чистой воды манипуляция. Человека манипуляцией вынудили пойти на риск, просто командиру надо было поставить «галочку».

10 5

«Для меня это тоже больше манипуляция, чем виртуозный менеджмент», — согласилась Юлия Бутузова («Йога Практика Студия»).

«Никакой генменеджер не должен говорить правду никому: ни сотрудникам, ни партнерам. Если говорить правду — ему денег не дадут и сотрудники разбегутся. Нужно нагло врать. Мы же так и живем! Вся наша политическая система — это наглая ложь. Я не говорю, что это плохо. Это факт, данность, котоую мы изменить не можем», — отреагировал Виктор Титарев.

С глобальными системами все ясно, но какую стратегию управления выбрать малому бизнесу?

«Мы часто видим, как в небольшой фирме директор пытается ввести некую алгоритмизацию, считая, что это будет работать, а он будет где-то загорать и рыбачить. Применима ли такая простая алгоритмизация — все на скриптах, на протоколах — для небольшого бизнеса, представителями которого мы все являемся?» — обратился к коллегам Игорь Журиков.

«Это зависит не от размера организации, а от уровня сотрудника, — подытожил дискуссию спикер. — От секретаря, например, чаще всего не требуются творческие решения. У нее есть ряд четких обязанностей. Ей можно писать алгоритм и требовать его выполнения. Другой пример: сейчас у меня в компании немного человек, и все они высоколобые партнеры. Когда я прошу партнера найти информацию о какой-то компании, то мне неважно, где он будет ее собирать. Писать ему алгоритмы — только ограничивать его».

 

Источник: Новый Омск