На последнем заседании клуба омские предприниматели рассуждали, ушли ли окончательно 90-е или быдло-апокалипсис до сих пор где-то рядом.

В этот раз участники КЧБ обсуждали произведение современной прозы. Главный редактор сайта «Новый Омск» Станислав Жоглик представил роман «Ненастье» Алексея Иванова.

В книге идет речь о событиях 2008 года. Афганец по прозвищу Немец совершает дерзкое ограбление инкассаторской машины в захолустном городке. На протяжении всей книги показывается деятельность структуры, выстроенной сослуживцами Немца по Афганистану — это то ли бизнес-альянс, то ли общественно-социальный проект. Криминал, бандитизм, борьба за деньги и коррупция, о которых рассказывается в сюжете, — это обрамление темы ненастья в душе главных героев.

Презентуя книгу, Станислав Жоглик охарактеризовал типичного персонажа Иванова как человека, который всегда в коллективе и для коллектива. Это принципиально отличает его от типичного героя Пелевина, который вне коллектива даже если его возглавляет.

08 2

Вторая мысль которая, по мнению Жоглика, также проходит через все произведения автора, - это концепция быдло апокалипсиса. В представлении спикера, это торжество насилия над ценностями.

И третий нюанс, который отметил Станислав в романе Иванова, — это экзистенциальная ловушка, в которую угодил главный герой книги Немец. Украв 100 млн рублей, закопав их и не сумев оперативно транспортировать деньги или положить в банк, он оказался привязан к ним, не мог никуда уехать и постоянно возвращался к своему кладу.

В такую же ловушку, отметил Станислав, порой попадают и предприниматели, которые, имея бизнес, не могут его бросить и отправиться в другие регионы за лучшей жизнью.

Книгу прочли не все участники клуба, но атмосфера, которая в ней описана, оказалась понятна многим. Предприниматели живо подключились к обсуждению, не без содрогания вспоминая моменты «ненастья» в своей жизни, которые были связаны с бандитизмом и беззаконием.

Так, Тамара Блонская (ООО «Трансфер») отметила, что книга четко передает те законы криминального мира, с которыми ей когда-то пришлось столкнуться лично при переезде в Комсомольск-на-Амуре.

«Первым вопросом, который мне задал совершенно незнакомый человек у подъезда, был: «А ты кто по жизни?» Вокруг процветал бандитизм, убийства, наркотики, воровство. Я узнала, что такое общак и как зовут местных авторитетов. Город делился на спортсменов, бродяг и всех остальных. Тебе нужно было быть либо с одними, либо с другими. Если нет, то огребешь по полной», — поделилась Блонская.

«Это было ненастье?» — уточнила Евгения Климанова («Делфи»).

 «Это был ад, — коротко заметила Блонская. — И в книге Иванова все описано максимально точно — эти фразы, разговоры, традиция слушать «Лесоповал» чтобы озвереть перед тем, как ехать на дело...»

08 3

Игорь Журиков («Лексфорт») отметил, что хоть в Омске и не было «треша», аналогичного тому, о котором рассказывает Иванов, но тем не менее даже он, работая в 90-е годы юристом в «Авангарде», знал, что клуб «крышуется» какой-то известной группировкой.

Одну из самых пронзительных историй рассказала ресторатор Татьяна Семикина. Их с мужем бизнес начинался как раз в 90-е. Как-то раз они приобрели крупную партию товара для продажи. Но что-то пошло не так, и под окнами семьи возникли настоящие бандиты, которые требовали отдать им квартиру. Несколько дней они караулили членов семьи во дворе, и лишь спустя три месяца ситуацию удалось урегулировать.

Потом супруга Семикиной посадили, отправили воспитателем к осужденным детям за то, что он нагрубил представителю контролирующих органов. «Я первое время никому ничего не говорила, — с грустью вспоминала тяжелые времена Татьяна. — Казалось, будто мир рухнул. Многие от нас отвернулись, друзей стало меньше. Но потом я нашла адвоката... Стояла в очереди в СИЗО с передачей, рядом — другие женщины, пришедшие к своим мужьям. Они рассказывали: «Мой убил», «Мой зарезал». Все, что происходило тогда, хочется стереть из памяти. Мужа, кстати, выпустили, после того как я заплатила внушительную сумму».

 «А сейчас возможно повторение этого?» — поинтересовалась Климанова.

 «Да», — уверено ответила Семикина.

08 4

Управляющий партнер «Рэдиум Инвестиции» Виктор Титарев тоже поделился воспоминаниями. В 90-е его фирма поставила крупную партию товара в Ростовскую область. «И там началось...Нас кинули, привлекли местных бандитов, мне пришлось сидеть у них в пыточных. Затем меня привезли к одному из самых известных сидельцев эпохи Ельцина. Он спросил у меня: «Ну че, сколько себе-то забрал?» Говорю: «Нисколько». «Ну ладно, мы проверим. Если действительно нисколько, то ладно. А если хоть сколько-нибудь, то все, тебе хана». Проверили. Как видите, я жив».

Ритейлер Виктор Шкуренко призвал участников клуба «излишне не демонизировать 90-е. Он напомнил, что лихие годы, которые все с таким ужасом вспоминают, продолжались всего несколько лет, в период трансформации экономической системы.

«Сейчас люди, которые тогда держали всех в страхе, превратились в добропорядочных граждан, они соблюдают законы и платят налоги», - отметил предприниматель. Также он привел в пример книгу журналиста Виталия Ганнащука об омском криминальном мире, где проводится мысль о том, что в 90-е грань между предпринимателями и бандитами была размыта: «и бизнесмены порой занимались криминалом, и криминал немного занимался бизнесом».

Виктор Титарев согласился со Шкуренко в том, что не совсем правильно повально демонизировать 90-е: «Во многих бандитах порядочности было больше, чем у тех, кто сегодня фактически занимает их места. Сейчас вы можете оказаться в ситуации гораздо более тяжелой, чем в те годы».

 

08 5

Евгения Климанова в 90-е бизнеса еще не имела, но вспомнила, что даже она, школьница, в то время почувствовала на себя налет той эпохи: «Я училась в школе, и вокруг у нас все говорили слова «хавать», «чмо». Мы еще были пионерами, но уже кричали: «Атас!»

Зал с ней радостно согласился, сказав, что фраза «Ты кто по жизни?» в то время было обычным приветствием на входе в любое кафе.

Также Евгения поинтересовалась у участников клуба, куда в итоге ушла озлобленность 90-х. На что Титарев отметил, что в некоторых сферах жизни она до сих пор существует, например, в среде коллекторов.

Говоря о причинах расцвета беззакония и быдло-идеологии в 90-е, предприниматели сообща решили, что это можно объяснить отсутствием в тот период нормальной власти в стране.

08 6

«Когда началась эпоха рыночных отношений, страна оказалась не готова рассматривать и решать конфликты, возникающие в рамках новых условий, отсутствовало нормальное правосудие, — рассуждал Игорь Журиков. — Арбитрами в конфликтных бизнес-ситуациях в итоге выступали бандиты. К ним обращался и бизнес, и власть. Если в СИЗО люди могли годами ждать, пока рассмотрят их дело, то бандиты разбирались с делами быстро (Смеется.) и тщательно отслеживали исполнение своих решений. Так что исполнительное производство в их случае было на высоком уровне».

Зал встретил эти рассуждения смехом и продолжил мысль о том, что лихость 90-х стала результатом попытки заполнить вакуум власти: «В стране тогда гулял ветер свободы. Люди не понимали, что такое государство и как им управлять», —заметил один из участников клуба.

Бурное обсуждение завершилось мыслью о том, что сегодняшняя история с омским предпринимателем Сергеем Калининым вполне укладывается в понятие «ненастья» в сфере взаимоотношений бизнеса и правоохранительной системы.

«Как в 90-е у тебя могли отобрать бизнес, так же его могут отжать и сейчас и у Калинина, и у любого из нас», — заметил Виктор Шкуренко.

Зал с ним согласился: «Можно не замечать тех примеров шаблонных образов, которые представлены в книге Иванова, до тех пор пока они однажды не ворвутся в твою жизнь со странными требованиями и не уведут тебя куда-то».

 

Источник: Новый Омск