Zhurikov

Рынок виртуальных валют очищается от лишнего и лишних.

2018 год выдался не для слабонервных обладателей криптовалют: о регулярных обвалах курса слышали даже те, кто не понимает, что такое блокчейн и биткоин. Как говорится, ничего не предвещало: на начало 2018-го ведущие криптовалюты отметили свои исторические максимумы. Биткоин стоил около 20 000 долларов, эфир – около 1 400 долларов, лайткоин – около 350, риппл – около 4, монеро – около 440 долларов. Общая капитализация рынка неистовыми темпами приближалась к триллиону долларов, но... Что-то пошло не так. За первые три месяца биткоин упал вполовину. А затем и вовсе попал в опалу: в июне Facebook, Google, Twitter, Instagram и прочие сетевые законодатели мод отказались рекламировать криптовалюты. Падение продолжилось. Сказалась и чувствительность децентрализованного рынка, не поддающегося экономическим законам: паническая распродажа, паническая скупка, невозможность что-то спрогнозировать – хаос лишь усугублялся. Только в декабре биткоин слегка поднял голову – где-то до уровня лета 2017-го.

Zhurikov

В итоге на конец года курс биткоина потерял более чем 80%. Другие криптовалюты не остались в стороне. Вторая по капитализации валюта Ethereum упала на 95%, Ripple – на 93%; Bitcoin Cash – на 99%; EOS – на 92%. Совокупная капитализация криптовалютного рынка упала на 90% – до 130 миллиардов долларов. По информации портала Coinopsy, 264 криптовалюты обесценились, 144 из которых были запущены через ICO в 2017-м. Около сотни раз на протяжении года аналитики всех мастей заявляли о бесславном закате криптовалют.

Zhurikov

Хайп как санитар криптолеса

Парадокс, непостижимый для обывателя: при столь ярой волатильности криптовалют эксперты сохраняют спокойствие и предрекают им возрождение в нынешнем году. Смысл прост: перенасыщенный непрофессиональными, но чрезвычайно искушенными инвесторами, впавшими в эйфорию от миража быстрой и простой наживы на виртуальной ниве, рынок попросту раздулся до состояния пузыря. Безусловно, на конец 2017-го, когда, повторимся, криптовалюты достигли своих исторических максимумов, они оказались страшно переоценены и только в 2018-м стали потихоньку приближаться к своей справедливой, адекватной цене.

– Криптовалюты – это, конечно, хайповые вещи. Все начали очень активно на них зарабатывать. Но мы видим, что зрелость технологии блокчейн пока еще недостаточна для того, чтобы ее причислить к тем технологиям, которые на сегодняшний день уже могут менять нашу жизнь, – заявил в прошлом году глава Сбербанка Герман ГРЕФ.

В один голос о хайпе, который и исказил финансовые инструменты, за которыми будущее, заявляют многие эксперты федерального и регионального масштаба. Опытные бизнесмены стараются обращаться с виртуальными средствами крайне осторожно. Давно майнит  Илья ИВАНОВ, руководитель ГК «Омь-Инвест»:

– Я не первый год интересуюсь технологиями децентрализованного хранения данных (блокчейн) и всем, что с ними связано, в том числе криптовалютами. Делаю это исключительно из любопытства. Ценность самого блокчейна несомненна, уверен – за ней будущее. Многие крупные компании уже ее используют, еще большее количество планируют этим заниматься в будущем. Создание криптовалют – всего лишь один из инструментов использования блокчейн-технологии и далеко не основной. Какие-то прогнозы по их перспективе давать невозможно, потому что они вступают в противоречие с традиционными фиатными валютами. Государства сейчас только формируют свое отношение к этому рынку и любые новости по этой теме влияют на курсы криптовалют. Повторюсь, вся эта тема для меня лишь одно из увлечений, а не серьезные инвестиции. Если же кто-то собирается вкладываться в криптовалюты, то мой совет прост: инвестируйте столько, сколько не боитесь потерять.

Да и пессимистичный настрой насчет прошлого года наши эксперты не разделяют. Например, Константин ТРЕЩЕТКИН, основатель омского блокчейн-сообщества:

– Называть 2018 год провальным для криптовалют я бы не стал. Если оценивать рост/падение курса валют – да, возможно. Многие курсы токенов действительно значительно упали. Однако что касается внедрения новых технологий и масштабирования их использования, то этот год, напротив, стоит назвать вполне прогрессивным. Рынок органически растет, меняется, взрослеет. И перспективы его роста вполне убедительны, особенно учитывая то, что рынок пошел по пути внедрения реальных проектов. Конечно, они в основном касаются продуктов по защите данных – основного достоинства блокчейна. Правительство Москвы использует эту систему в обслуживании городской среды (для идентификации пользователей), а ООН, например (это, впрочем, старый кейс) – для выдачи гуманитарной помощи. А вот в банковской системе внедрение идет с меньшей скоростью – пока что все на стадии патентов. Говоря об атаках на биржи, то были совершены кибернападения именно на серверы – то есть инфраструктуру, не имеющую прямого отношения к блокчейну. Сама технология себя ни разу не скомпрометировала – это фактически невозможно. Существует понятие «атака 51%» – в том случае, когда у майнера скапливается хэшрейт более чем на 51%, он может переписать данные блокчейн-сети. Но для того чтобы это организовать, нужно вложить в оборудование миллиарды долларов. Безопасность же инфраструктур бирж схожа с безопасностью банковских сайтов. Из-за высокого спроса родилось много сырых продуктов, которые, конечно, взламывали. Но они становятся более зрелыми, и безопасность растет.

Кстати, Омск, похоже, — один из лидеров в стране по количеству тех, кто майнит. Есть косвенные тому свидетельства: около года назад у нас взлетели цены на видеокарты, а энергетики начали отмечать дома, где потребление электричества резко взлетело, а есть и прямые: 31 января РБК сообщил, что полный процесс регистрации в соответствии законодательством РФ прошел 51 криптомат, еще два месяца назад их было больше — 75, по результатам исследования Российской ассоциации криптоиндустрии и блокчейна (РАКИБ) и компании «Нанобит».

Сокращение числа подобных аппаратов связано с конфискацией криптоматов от компании BBFpro Центробанком России. Регулятор объяснил это необходимостью установления контроля за переводом и обналичиванием средств. До этой конфискации – одним из лидеров был Новосибирск.

Больше всего терминалов, девять, расположены в Москве, по пять в Омске и в Ростове-на-Дону, в Воронеже и Красноярске — по три.

Ряд омских предпринимателей чуть больше года назад установили у себя так называемые «фермы» — целые помещения компьютеров, которые сутками майнят криптовалюты.
 

Невырегулировали

Как пишут зарубежные издания, в первую очередь от обвалов курсов криптовалют пострадали жители стран с высокими тарифами на электроэнергию. Проиграли и мастодонты рынка – в декабре 2018-го китайские производители оборудования для майнинга Bitmain и криптовалютная биржа Huobi подтвердили свои планы по увольнению сотрудников (ходят неподтвержденные слухи, что едва ли не вдвое). Японская корпорация GMO, обещавшая совершить революцию в майнинге, понесла огромные убытки и отказалась от разработки и производства новых ASIC-майнеров.

Все могло сложиться иначе, произойди самое ожидаемое событие 2018 года – совместное решение правительств большинства стран прийти к единому видению криптовалютного регулирования. Активно обсуждалось принятие соответствующих законопроектов и в России. Но чуда взаимопонимания не произошло. Первые три законопроекта по регулированию криптовалют приняла европейская Мальта. Конструктивно работали в этом правовом поле в Швейцарии, США, Сингапуре и Эстонии. Ведущие азиатские страны – Япония, Китай, Индия, Южная Корея отложили нововведения на нынешний год.

Однако работа идет: FATF – международная группа по борьбе с финансовыми преступлениями обещает опубликовать свои рекомендации регулирующих мер для криптовалютного рынка в середине 2019 года. После этого члены FATF, в том числе и Россия, смогут согласовать с ними локальное законодательство.

Константин ТРЕЩЕТКИН полагает, что спешить некуда:

– Рынок в прошлом году был достаточно перегретым: все мечтали о быстром заработке при спекуляции на курсах, а не ведении серьезного бизнеса. Когда курсы рухнули и тенденция лихих сделок завершилась, все стало развиваться более органично. Конечно, жить будет проще при конкретных правилах игры, но в более расторопных странах уже приняты нормативные акты и люди могут действовать в других юрисдикциях, что они и делают. Но лично я, например, не вижу острой потребности в регуляции именно российского рынка. При встрече с административными барьерами очень просто сменить юрисдикцию и работать дальше.

А после принятия законов можно будет задуматься и о национальной криптовалюте. На сегодняшний день уже запущена петро в Венесуэле. Тестирует электронную крону в намерении уйти от наличных расчетов Центральный банк Швеции. Ждет одобрения Центробанка страны национальная криптовалюта Ирана, разработанная несмотря на противодействия со стороны США. Разрабатывает национальную платежную систему и цифровую валюту Центральный банк Кувейта, тестируется для создания национальной цифровой валюты блокчейн-платформа R3 Corda в Таиланде, исследовательский проект по внедрению электронной гривны запустил в 2016 году Национальный банк Украины. Но как считает ТРЕЩЕТКИН, в России если и начнут задумываться о подобном, то не раньше чем через несколько лет – уж слишком для нас неактуально.

ICO: монетки не найдется?

Что касается рынка ICO, то тут именитые деловые издания крайне категоричны в своих оценках. Вот что пишет Forbes: «По итогам 2018 года можно сказать, что рынок ICO почти мертв. Взлетевший два года назад новый способ финансирования проектов не смог продержаться в фазе активного роста даже год и уже стремительно пошел на спад, увлекая за собой мечты и надежды несостоявшихся миллионеров из Instagram». Пессимистично настроены и авторы блога о криптовалютах: «Если 2017 год можно назвать годом ICO, то 2018 стал годом заката этой модели и поиска альтернативных методов привлечения капитала. Доверие к ICO теряют не только инвесторы, но и биржи: процедуры по оценке проектов усложняются и замедляются». Сооснователь биржи EXMO Эдуард БАРК заявил в прошлом году: «Конечно, ICO теряют свою популярность, в том числе из-за большого количества мошеннических схем на пике рынка в конце 2017-го и начале 2018 годов. Здесь как раз-таки мы остро наблюдаем недостаток регулирования: ведь инвесторы по-прежнему никак не защищены от мошенников и воровства».

Странно, но портал Clickchain иного мнения: «По итогам 2018 года стало понятно, что слухи о крахе процедуры ICO не оправдались. В токены, которые были выпущены в прошлом году, было привлечено почти 11,4 миллиарда долларов инвесторов, что на 13% больше, чем в 2017 году. В 2018 году 2284 ICO полностью провели свое размещение, а ежедневно инвесторам предоставлялась возможность поучаствовать в покупке в среднем 482 новых токенов».

Поддерживает эту точку зрения и Игорь ЖУРИКОВ, старший партнер ООО ЦПС «Лексфорт», участвовавший в разработке проектов ICO:

– Еще летом 2018 года появилась информация из авторитетных источников, что привлечение денег в рамках модели ICO за первые полгода 2018-го превысило объемы 2017-го практически в два раза. Дело в том, что качество этого инструмента претерпело сильные изменения: им начали пользоваться более осознанно, он вошел в обиход по-настоящему серьезных бизнес-игроков. После существенных потерь от мошеннических сделок рынок начал постепенно оправляться: инвесторы предпочитают больше не иметь дело с ненадежными проектами, на другом уровне оценивают риски. Соответственно, ориентир стал более четким – выбираются либо команда, заслужившая доверие, либо реальный продукт, который сулит приумножение средств. Безумие идей, стоившее многим финансовых потерь, потихоньку схлынуло. Рынок ICO перестал быть привлекателен для «маленьких» инвесторов (с вложениями по 10-50-100 долларов в 1 проект). Но популярность ICO как такового нисколько не уменьшилась – вспомните только размещение токенов Telegram. Около двух млрд. долларов! Это первый момент. А второй – многие по-настоящему интересные предложения ICO появлялись в закрытом режиме: токены даже не выводились на публичное размещение. Перспективные токен-проекты искали конкретных крупных инвесторов, заключая с ними договоры прямой поставки, так называемые Simple Agreement for Future Tokens (SAFT). Кажется, что большая часть ICO отторговывалась именно в таком формате. Это только один из видов pre-ICO, были другие: закрытые подписки, например (торги токенами с ограниченным доступом для инвесторов с определенной квалификацией). Доходность в таких проектах была с высокими шансами гарантированной (реально обоснованной), поэтому и аудитория инвесторов в таких проектах более солидная.

Кстати, о Telegram. Действительно: платформа Telegram Open Network – стартап основателя социальной сети Вконтакте Павла ДУРОВА – стал самым хайповым ICO в 2018 году, собрав рекордные 1,7 миллиарда долларов. Создатели намереваются встроить платежную систему на основе TON в мессенджер Telegram, а в перспективе и в другие сервисы и социальные сети. Среди инвесторов, по сообщениям СМИ, фигурировали такие звезды бизнеса, как миллиардер Роман АБРАМОВИЧ, основатель Qiwi Сергей СОЛОНИН и основатель «Вимм-Билль-Данн» Давид ЯКОБАШВИЛИ, а также инвесторы «кремниевой долины».

Еще о любопытных отечественных проектах: в июне были заявлены две блокчейн-платформы для кинопроизводства – Cinematix от Константина ХАБЕНСКОГО и Cinemico от Федора БОНДАРЧУКА. В ноябре было проведено ICO фильма по роману Виктора ПЕЛЕВИНА «Ампир V», собравшее более трех миллионов евро.

Как объяснил старший партнер ООО ЦПС «Лексфорт, тут все тоже упирается в законодательство:

– Остается та проблема, что ICO, токены все так же далеко не полностью отрегулированы даже в ведущих странах. Да, американская комиссия по ценным бумагам (SEC) постоянно формирует подходы к этим вопросам, что было и на протяжении всего 2018 года. Ее позиция сейчас – практически все токены являются ценными бумагами. Но эта позиция противоречива и не выражена в нормативных документах. Это точечные заявления официальных лиц, отдельные случаи привлечения к ответственности. Причем позиция регуляторов меняется с завидной постоянностью – об этом я лично слышал на некоторых конференциях от тех же американских и английских адвокатов, работающих в этой области. Железобетонных правил игры нигде не появилось в мире. Да, есть обещания принять какие-то нормативные акты, где-то даже что-то принимается, но ситуация в целом не меняется. Осложняет положение, как водится, мировой кризис, ведь в первую очередь мы ведем речь об инвестициях. А в период кризисов принято инвестировать только в сверхнадежные активы, в привычные и понятные «тихие гавани». Хотя с другой стороны, таких гаваней для инвесторов обычно не хватает да и предпринимательская инициатива никуда не исчезает… Полагаю, разработка понятных правил игры займет несколько лет. Россия, возможно (надеюсь!), будет учитывать опыт той же Америки (где, несмотря на все сложности, ICO-проектов много) и других стран, где разгораются споры на эту тему. Сейчас в России разрабатывается Закон «О цифровых финансовых активах» (рабочее название такое). Что первая его редакция мая 2018 года, что вторая октября 2018 года (мне удалось с ней ознакомиться, хотя она в широкий доступ, по-моему, не попадала) очень сырые. Там пока почти полное непонимание, что такое все-таки блокчейн и что нужно рынку, если уж браться что-то регулировать. Хорошо, что эти редакции пока не обрели силу законов. В результате в силу нашей специфики и непредсказуемости если русские и делают ICO, то уж точно не в России. Кстати, если этот законопроект принципиально не изменится и станет законом – предсказываю, что он будет мертворожденным. Т. е. никто в России не будет делать ICO за редким исключением. А тем временем... продолжается активная дискуссия о том, что такое токен вообще! Имущество? Право? Ценная бумага? Гибрид всего перечисленного? Конечно, осложняет подход то, что в разных странах подход различается. Взять, например, Белоруссию, где принят Декрет № 8 «О развитии цифровой экономики». Там токен, по сути, имущество. Что, наверное, очень близко к истине. Правда, я не слышал, чтобы все побежали в Белоруссию тут же срочно делать ICO...

Как бы там ни было, инструмент ICO остается очень интересным и перспективным, уверен ЖУРИКОВ:

– Если сравнивать с IPO – для выхода на IPO нужно иметь серьезный большой проект, серьезную компанию с репутацией. Стоимость выхода нередко может составлять миллионы евро, учитывая выполнение всех необходимых экспертиз, привлечение инвестбанков и т. д. и т. п. ICO значительно дешевле, хотя уже не копейки, конечно, как это было раньше. Опять же, по IPO ты можешь распространить только акции, то есть поделиться корпоративным контролем и/или прибылью (если акции неголосующие). Также ты можешь выйти на финансовый рынок с облигациями (бондами). Это тоже дорого, и бонды будут предполагать жесткие условия по возврату денег и выплате процентов (погашение купонов). Используя инструмент ICO, ты можешь не делиться корпоративным контролем или гарантированной долей в прибыли компании и не распространять жестко обусловленные финансовые обязательства. Ты можешь распространять токены, не являющиеся акциями или облигациями, а несущие в себе другой функционал, другие обязательства. Покупатель прекрасно отдает себе отчет в том, что эти токены через год могут стоить ноль, а могут стоить в два раза дороже. Полагаю, с учетом того, что хоть кризис и продолжается, но деньги есть и они не могут простаивать, тема ICO будет продолжаться. Просто спала первая пена, прошел хайп, в ходе которого во все подряд проекты бежали непрофессиональные инвесторы без базовой экономической и юридических экспертиз в ожидании быстрых и легких заработков. Рынок становится более осмысленным, серьезным, и эта тенденция будет продолжаться.

Отчасти согласен с этим и Константин ТРЕЩЕТКИН:

– Процедура покупки и реализации ICO действительно очень проста, а традиционные издержки практически нулевые. Но рынок ICO сильно изменился вследствие действий европейских и американских регуляторов: многие токен-сейлы были расценены как выпуск ценных бумаг. Как результат, их организаторов настигли соответствующие последствия. Сразу скажу: модель привлечения средств ICO прошлого образца изжила себя. Уже в конце 2017 года на первый план вышло венчурное инвестирование, приватное размещение токенов или долей компаний. Бум ICO показал огромное наличие ликвидности у неквалифицированных инвесторов (частных лиц) и огромное же желание обладать простым инструментом для инвестирования этих средств. Да,в прежнем виде этот инструмент уже потерял актуальность, но ему на смену совершенно точно придет иной подобный, потому что спрос остается в силе. И большую роль здесь играет простота и понятность управления вложениями, тогда люди готовы вкладываться даже в те IT-проекты, например, в которых они не разбираются.

Надежда на большее

Подводя итоги происходившего на рынке в 2018 году, ТРЕЩЕТКИН заявляет:

– Хайп по поводу криптовалют закончился и необоснованного роста курса, основанного на слухах и истерии, скорее всего больше не предвидится. Остались более-менее квалифицированные игроки, и технологии будут развиваться уже не в столь шокирующем темпе, но станут более практичными, принося реальную, а не теоретическую пользу.

Такого же мнения придерживаются многие эксперты, в том числе аналитики рейтингового агентства Weiss Ratings, утверждающие, что сейчас хорошее время для приобретения криптовалюты. Немудрено: после схлынувшей волны дилетантов рынок стабилизируется, волатильность криптовалют снижается, а значит, снова ими заинтересуются банки и авторитетные фонды. Крупным игрокам же больше нет смысла манипулировать ценами, так как обвал курса уже отпугнул лишних на этом празднике жизни. А значит, очередное возрождение популярности биткоина  не за горами.


Ранее текст был полностью доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 16 января 2019 года. В опубликованную полностью версию внесены некоторые обновления в связи информацией, появившейся уже после публикации на «бумаге».

 

Источник: Коммерческие Вести